БЕЛЫЙ ЕКЕМЕН (АК-ЕКЕМЕН)

БЕЛЫЙ ЕКЕМЕН

БЕЛЫЙ ЕКЕМЕН родился в Каахке от старого кобеля, которого подобрал Сары Мередов, когда тот был на грани смерти от истощения и болезней. Около года потратив на восстановление его здоровья, кормя вначале только жидкой пищей, поскольку тот не мог даже жевать, Ч. Мередов сумел восстановить собаку настолько, что она после этого некоторое время еще работала в отаре и участвовала в драках. Именно в «драках», поскольку чабан довольно равнодушно относился к боям и на них Елбарса – так он назвал найденыша – не выставлял.

Позднее хозяину снова пришлось лечить своего Елбарса, пострадавшего от людей за свою драчливость: кто-то выбил ему все зубы лопатой, разрубленным оказался даже язык, ставший раздвоенным, как у змеи. Сейчас все это обросло легендами, и в Каахке часто можно услышать, что этим языком он запугивал других собак, высовывая его и даже шипя. Но даже будучи без зубов, Елбарс не мог успокоиться; он продолжал драться и побеждал, лупя своих противников головой, а увидев скопление людей, он считал, что те непременно собрались на бои и прибегал туда в поисках соперника. От этого неугомонного кобеля и своей Гоюнчи чабан Мередов получил пятерых щенков: двух кобелей и трех сук. Сук за ненадобностью закопал, один кобель погиб еще щенком, а выживший был назван Ак Екеменом. Довольно часто эта кличка переводится как «Один Я», т.е. «единственный», что верно только отчасти, если пытаться переводить дословно, а дальше делается вывод, что так в Туркмении называют собаку, родившуюся в единственном числе. На самом деле Екемен означает «нелюдимый», «угрюмый».

Белый Екемен был крупным, массивным кобелем, белого цвета, с почти незаметными, светло-желтыми, некрупными пятнами. Характерной особенностью его поведения было то, что, очень терпимо относясь к людям во время отдыха дома, он был чрезвычайно агрессивным к чужим, находясь в отаре на работе. Похоже, что больше всего на свете он любил свою работу, с которой всегда превосходно справлялся. Был, правда, один случай, когда в кошару забрался волк, а Белый Екемен, тогда совсем еще молодой, лаял, бегал вокруг, но в нее не шел. Сары Мередов рассказывает, что после этого он сказал своей собаке: «Еще раз так сделаешь, я тебя застрелю». И кобель понял. «Достаточно было иметь при отаре Ак Екемена с любой сукой, чтобы не бояться никаких волков», - добавляет чабан.

Белый Екемен, хоть и был чемпионом по боям, но бойцовой собакой никогда не был. Гумман, известный в Туркмении бойчатник, который брал его из Каахки на бои в Ашхабад, говорит: «Ак Екемен меня не любил, он вообще город не любил, ему здесь было неуютно. Он все время хотел назад в отару, даже ел плохо. Вот и пришлось его месяца через четыре вернуть назад. Так он последние десять километров, выскочив из машины, сам пробежал до отары».

Одного из сыновей Ак Екемена в честь отца назвали так же, поэтому, чтобы избежать путаницы, в Туркменистане теперь принято различать: 1-й Белый Екемен (отец) и 2-й Белый Екемен (сын).