Герасименко Н.В., Из истории породы в Ленинграде

Н.В. Герасименко, Санкт-Петербург

Перепечатано из рукописного журнала клуба КАС «Вести», №№ 1-4, 2002г. с небольшими исправлениями и дополнениями, внесенными автором

Сегодня мы выпускаем первый номер нашего клубного журнала. Это совсем не значит, что в нём будет печататься только материал о делах в нашем клубе, но и о том, что происходит в других клубах, с которыми мы поддерживаем дружеские и деловые отношения. Начнём же мы с истории своего клуба.

Кинологический Клуб «КАС» начинает свою историю с Клуба Любителей Животных г. Выборга. Это был первый и единственный клуб собаководства г. Выборга, он был образован в середине 1970-х годов и объединил, к великой радости жителей г. Выборга, собак всех пород. До этого все служебное собаководство относилось к ДОСААФ г. Ленинграда и области, а охотничьи и декоративные собаки состояли при Областном обществе охотников и рыболовов РСФСР того же г. Ленинграда и области. Когда численность секции САО в КЛЖ г. Выборга из проживающих в г. Ленинграде резко возрасла, по согласованию с руководителем САО г. Выборга госпожой Оленевой Н.М. , был создан в марте 1993 года в Ленинграде самостоятельный клуб КАС, который затем получил юридическую регистрацию, член РКФ, президент клуба КАС - эксперт РКФ Герасименко Н.В.

Первым известным САО в г. Выборге стала сука, приобретённая в г. Ленинграде по кличке «РАКША» вл. З. С. Грудзинская от вывозного из Туркмении кобеля по кличке «КАРА-ГЁЗ» вл. Л. Г. Башков и ленинградской суки по кличке «КЕЛИН» вл. п-к Балтийского завода, которая. в свою очередь, была дочерью очень известного производителя Победителя Всесоюзной Выставки ,проходившей в г. Москве в 1967г., по кличке «АЛТАЙ». Его мать «АЙНА» так же была Победителем Всесоюзной выставки в г. Москве, но в 1964г. «АЙНА» происходит от вывозного кобеля по кличке «АКБОЙ» и суки по кличке «БАГИРА», рожденной в Ленинграде от привозных «ГОКЧИ» и «САРЫ - БЕК». Можно сказать, что именно с этой вязки и началось племенное разведение САО в СССР. Центром разведения стала Центральная питомнике-школа специальных служб (ЦПШСС), объединившая под единым управлением питомники различных предприятий, в том числе и питомник Балтийского завода, применявших служебных собак для охраны своих объектов.

Были повязаны и другие собаки, но только эта вязка осталась в родословных последующих поколений.

Хочу подчеркнуть, мы говорим о племенном разведении, что подразумевает регистрацию вязок в племенной книге, т.е. официально. Не надо путать с народной селекцией, которая велась народом Азии многие тысячелетия. Наша задача сохранить их труд и зарегистрировать сохраненный материал для потомков, чтобы и они смогли продолжать дело разведения породы, начатое ещё далёкими предками ныне живущих в Азии народов.

Вы, наверно уже поняли, что в силу сложившихся обстоятельств, наш клуб стоит у истоков племенного (официального) разведения САО в СССР, а теперь и в России. Это приятно, но и ответственно. Клуб всегда помнил об этом и старался не ударить в грязь лицом. Были взлёты, были падения. Журнал Вам расскажет обо всём. Каждый найдёт в нём рассказ о собственной собаке. Постараемся поместить как можно больше фотографий и в этом надеемся на вашу помощь.

Итак, в конце октября 1975 года Ракша была повязана с белым в серо-палевые пятна кобелём по кличке САРДАР вл. А. Э. Вахманов. Кобель из г. Ленинграда, где он не использовался т. к. не имел выставочной оценки. Не смотря на это, руководитель породы Выборгского клуба Наталия Михайловна Оленева берёт на себя ответственность и вяжет Сардара. 26. 12. 1975 года от этого сочетания рождаются три кобеля: ГИРЕЙ-ХАН, ГАРУН-БЕЙ и ГАССАР-ХАН, и шесть сук: ГАФИ-ДЖАН, ГЁЗАЛ, ГЮЛЬДЖАН, ГВЕЛИ-ГИТАНА, ГЮРЗА и ГУТУР. В дальнейшем этих собак стали попросту называть «гешниками». Из всех своих братьев Гирей-Хан обладал самой красивой головой, но и самыми проблемными задними конечностями. Он, как и три его сестры Гвели-Гитана, Гюрза и Гутур в племенном использовании участия не принимали. Прежде, чем перейти к рассказу о других «гешниках», хочу поподробнее остановиться на их отце Сардаре и его однопомётниках.

Сардар родился 04. 12. 1973 года от вывозного кобеля по кличке «РАМИТ», вл. Иванова или, как ещё он встречается в литературе и документах. «РАМИТ-ЛЕНГ» и суки светло палевого окраса, рождённой от сочетания «АЛТАЙ» х «РОНА», вл. Игрунов (происхождение Роны довольно туманно) по кличке «НУХА», вл. Н. Зубарева. Кроме Сардара, в помёте были палевый кобель «СЕМУР» вл. М. Колесников и суки: пятнистая «САИД-НЕССИ», серо-палевая «САВАРА», никогда не принимавшие участия в разведении в связи с имевшимся у них недокусом, палевая рано павшая «САФИР» и палевая «САЙНА» вл. О. М. Тимошинина (ныне Автух). Сайна имела оценку «отлично» и была отдрессирована по всем видам служб на первые степени, участвовала в выступлениях агитбригады.

Все однопомётники Сардара, кроме Саид-Несси, отличались от него по типу, представляя собой своих предков по Алтаевской линии. К сожалению, было утеряно поголовье, полученное от Сайны, повязанной с родным братом Ракши, рыже-пегим кобелем по кличке «РЕМ». Сайна, будучи типичным представителем Алтая и в своём потомстве дала 90% собак того же типа. Как пример можно привести её детей палевых: «ВИКЕРС», вл. И. Е. Ратушина, «ВЕЙЗИ», вл. А. А. Иванов, и «ВИТА», эмигрировавшая со своим хозяином в Израиль. Лишь один щенок «ВАРГУШ» был похож на Сардара. А так же потомков Вейзи от чёрно-пегого кобеля по кличке «БУРИБАСАР» (Бекир х Тики), вл. Ж. А. Сухопольская. Это палевые: «КАДЫР-ХАН», «КАСКЫР» и «КАМЧА», вл. Н. А. Федотова.


ГАССАР - ХАН

Вернёмся к нашим «гешникам». Начнём с Гассар-Хана. Его хозяйка Лариса Владимировна Колосова (Массальская) была старым, опытным собаководом. В доме, кроме Гассар – Хана, жил и прекрасно с ним уживался жесткошёрстный фокстерьер, обладавший удивительно упрямым нравом и злопамятностью. Гассар-Хан был злобным, но вполне управляемым кобелём. Домашние делали с ним всё что хотели. Среднего роста, костистый, компактный по формату, достаточно физически развитый кобель. Очень красивая голова, массивная, с широким черепом, плоским лбом и плавным переходом к морде не оставляла сомнений в том, что это голова - Кобеля. Хотелось бы более заполненную под глазами и у мочки носа морду и более толстую губу, но это недостатки типичные для всего помёта. Прикус глубокий, ножницеобразный, зубы мелковаты. Основной и, к сожалению передаваемой по наследству проблемой было строение крестца и задних конечностей, что хорошо видно и на фотографиях. Проблемы эти в той или иной степени были типичны для всего помёта. Самым ценным же было то, что он единственный в помёте по фенотипу был похож на Аула (брата Алтая), являя собой яркого представителя старых питерских собак. Использовался он немного. Три раза планого и один внепланово. Я расскажу обо всех.

Первый помёт от суки по кличке «КУТЯ», вл. Р. Курбаналиева, которая была получена от вязки «АЛТАЙ» х «КЕЛИН» (Алтай х Ак-Баш), родился 24. 03. 78 года. Два кобеля и две суки. Щенки были очень крупные, а сука уже немолодая, да и помочь ей было некому так как жила она загородом в п. Токсово. Хозяйка целыми днями была на работе. С Кутей оставалась лишь 70-ти летняя бабушка. Может быть по одной, а может быть и по всем сразу причинам, но живыми родились только два щенка оба кобели, два других были суками и родились мёртвыми. Все щенки были от рождения палевого окраса, как я уже говорила очень крупными (на следующий день они весили по 750-800гр), широкими, крупноголовыми, с объёмными мордами. К месяцу они выросли в двух крупных, крепко сбитых малышей. Одному из них, который был чуть покрупнее, светло палевого окраса, дали кличку «ЗАКИР-ХАН», а второго малыша, чуть поменьше и более тёмного окраса назвали «ЗУРАБ». Так в мир собаководства вошли два очень интересных кобеля. Но, увы, судьба их сложилась не совсем, так как хотелось бы.

Хозяева Зураба - художники переехали жить в г. Пятигорск и забрали туда Зураба, ему было тогда около пяти месяцев. В дальнейшем, приезжая в отпуск они несколько раз привозили его с собой. На выставках он никогда не выставлялся и никогда не использовался, так как в г. Пятигорске азиатов в то время не было. Последний раз я видела Зураба в возрасте примерно около двух лет. Это был среднего роста кобель с достаточным костяком, компактный, хорошо физически развитый, широкий, с чуть коротковатым и излишне скошенным крупом. Голова, да и весь он в целом, очень напоминали молодого Алтая. У него был типично азиатский очень уравновешенный характер. Он мог прекрасно постоять и за себя и за хозяев.

ЗАКИР-ХАНСудьба его брата «ЗАКИР-ХАНА» сложилась для него самого намного хуже, но более удачно для разведения. Люди купившие Закир-Хана обращались с ним плохо. Они звонили в клуб и жаловались, что им с ним не справиться. Мы втроём: И. В. Конон (руководитель породы САО в ДОСААФ г. Ленинграда), С. В. Калинкина (ветеринарный врач п-ка Балтийского з-да) и я отправились к Закир-Хану домой, чтобы посмотреть, чем можно помочь. Мы увидели очень красивого, но озлобленного шестимесячного щенка, привязанного на короткий поводок к батарее, в тёмном коридоре. Давать советы желание отпало сразу, и им предложили продать его на питомник Балтийского завода. Жизнь в питомнике не сахар и люди попадаются разные. Не все его любили. В мае 1979 года Закир-Хана выставляют на выставке в младшем классе, где он проходит вторым за своим двоюродным братом Жангёзом (Бекир х Гёзал) и получает оценку очень хорошо, что тогда было наивысшей оценкой в этом классе. Все были уверенны, что в дальнейшем он без труда и получит оценку отлично, и выиграет у Жангёза, но, увы, судьба сложилась иначе. Эта выставке бала его первой и последней. Озлобленный щенок превратился в злобного кобеля. Кто и когда на питомнике сломал ему заднюю ногу неизвестно, но лечить его было невозможно, и поэтому лапа как срослась, так и срослась. Но самое страшное то, что после этого он возненавидел на питомнике практически всех. В результате питомник с ним расстаётся. Большое спасибо А. Самойлову (начальнику питомника АЗЛК в г. Москве) согласившемуся взять Закир-Хана на свой питомник. Там он был поставлен на пост свободного окарауливания, на котором и прожил всю свою жизнь. Повязать его смогли всего один раз с вывозной сукой принадлежавшей питомнику «Красная Звезда» по кличке РОССИ (Торткуз х Джина) к тому времени уже развязанной. 02. 04. 1980 года родились три щенка кобель палевого окраса, которого назвали «ИЛЬХАН» и две суки обе белые с палевыми пятнами НАРГИЗ и НАДИРА.

29. 11. 1978 года родился второй помёт от сочетания ГАССАР-ХАН х АЯНГА (Рем х Унча). Рем родной брат уже упоминавшейся Ракши, а Унча от Кара-Гёза вл. Л. Г. Башков и вывозной суки чёрно-пегого окраса по кличке АРА. К сожалению, нет фотографии самой Аянги, но есть фотографии её сестры Ануш и брата Азамата. Надо сказать, что в этом помёте было всего четыре щенка, и все они отличались завидной однотипностью, причём как кобелей, так и сук между собой можно было отличить только по росту. Все они были некрупные, а вернее сказать маленькие. И если Ануш была 62 см. в холке то её сестра Аянга – 64 см. И так же кобели Азамат - 66 см., а Абрек - 68 см. И это несмотря на то, что помёт был получен в инбридинге 2-2 на Кара-Гёза, который сам был 75 см. в холке.

Повязав Аянгу с Гассар-Ханом, мы получили инбридинг 3-3 на пару Кара-Гёз х Келин и плюс ещё один Кара-Гёз в том же третьем колене. Это сочетание небыло удачным. Из семи родившихся щенков только у двух были правильные прикусы. У трёх очень большие недокусы, а у двух несколько меньше. Сами щенки были породные в типе своих предков алтаевского происхождения. Из этого помёта на виду остались две собаки. Сука «ИШТАР», принадлежавшая нынешнему руководителю породы САО в клубе ОСТО г. С.–Петербурга М. Г. Мазуриной, имевшей очень большой недокус и кобель «ИРГИЗ» вл. В. Баш, который обладал отличным прикусом и прекрасным экстерьером, участвовал в выставках и весьма удачно. Его выставляли на городской выставке в феврале 1980 года, эксперт Л. В. Репина (тогда Морозова), где он прошёл первым в своём классе и получил оценку очень хорошо, тогда наивысшую в этом классе, а последний раз в 6-ти летнем возрасте в феврале 1985 г. был участником показательного ринга собак отечественных пород в г. Гатчине на празднике «Гатчинская лыжня», на который организаторы праздника пригласили клуб служебного собаководства ДОСААФ г. Ленинграда и области. К сожалению, получить от него потомство не удалось, хотя попыток было много. Это отдельная история, рассказывающая о том, как не надо развязывать кобелей и о том, что для руководства породой, кроме желания, нужны знания и опыт, но об этом в другой раз если кого - то эта история заинтересует. Эта страница истории закрылась навсегда. Никогда в дальнейшем ни дети Аянги, ни она сама, ни её братья и сестра в родословных не встретяться.

14.08.1981 года от сочетания «ГАССАР-ХАН» х «БОРГА», вл. М. Ахтырский родился последний (третий) плановый помёт из трёх щенков двух сук и кобеля. Кобеля сразу продали как внепланогого, так как у него был очень большой недокус, а суки получили клички «РЕДЖА» и «РАФАТ». Последняя была продана в г. Харьков А. Масленникову. Реджа принадлежала питомнику Балтийского завода и была лучшей сукой г. Ленинграда. В возрасте семи лет, вследствие расформирования питомника Балтийского завода, Реджа была отдана в частные руки и её владельцем стала Л. Д. Титова. От Реджи было получено три помёта, и мы ещё о них поговорим. Умерла Реджа в возрасте 10,5 лет.

Сестра также была высокого экстерьера и являлась лучшей сукой г. Харькова, выставлялась и являлась призёром многих выставок, в частности была третьей на первой и, к сожаленью единственной Всесоюзной выставке служебных, охотничьих и декоративных собак отечественного происхождения проходившей в г. Москве в середине октября 1987 года в Битце. Её также много использовали, но поголовье было менее удачно. Всё что известно о нём будет вам в дальнейшем рассказано. Сейчас же хотелось бы остановиться на происхождении матери этих сук - Борге.

БОРГА, рожд. 15. 01. 1977 г., от вывозного кобеля по кличке БЕКИР, вл. В. Н. Обрезков и ТИКИ, вл. Ж. А. Сухопольская. Тики по родословной является дочерью кобеля по кличке «РАМИТ-ЛЕНГ», вл. Иванова, хотя на самом деле её отец серо-тигровый кобель по кличке «РОКС», последний владелец п-к Балтийского завода, и серо-тигровой суки по кличке «БЕРТА», рожд. 17. 01. 1969 года, принадлежавшей вначале А. В. Воличенко и выставлявшейся на выставке ДОСААФ в 1971 году вместе со своей сестрой Бирмой. В дальнейшем Берта попадает на питомник 6-го Хладокомбината, где числится дочерью кобеля по кличке ДАКАН (Аул х Ак-Баш), рожд. 14. 01. 1966 года и суки по кличке ГАЛЖАН, вл. Семушкина.

Трудно себе представить, что и Реджа, и Рафат могли оказаться вне племенного разведения. Ведь по существу Борга вязалась внепланого. Изначально мы хотели повязать её с Закир-Ханом, но в силу его сложного характера это не получилось. И Боргу повязали с Гассар-Ханом. Когда же родились и подросли щенки, жалко стало, оставлять их без родословных. Руководителем породы в ДОСААФ в это время была Ирина Васильевна Конон (в мире собаководов её звали Кирой Васильевной). Мы пригласили её посмотреть щенков, и если они ей понравятся оформить помёт официально. Что она и сделала. Следующему помёту повезло меньше.

Сменилось руководство в клубе служебного собаководства ДОСААФ Ленинграда и области. Человек, ставший руководителем породы, был из другого города и никогда раньше азиатами не занимался. Для неё это была скорее головная боль. Поэтому последний четвёртый помёт от Гассар-Хана и рыже–пегой суки по кличке «ЕРГА», вл. Т. Т. Гребенюк, которого мы ласково звали «многодетная мама» т. к. он первый в городе содержал трёх азиатов, был внеплановым. Родилось три щенка из них два кобеля «КАРАТ», вл. 6-й Хладокомбинат (имел большой недокус) и «АНЧАР», вл. Т. Т. Гребенюк, ему же принадлежала и сука, которую он, не мудрствуя лукаво, назвал «АНЧАРА». У суки был несносный характер и после очередного возврата заводчик оставил её себе. Это была некрупная сучонка, похожая на Ракшу, но менее костистая. Кобели же отличались размерами и хорошим костяком особенно Анчар. Он был очень похож на своего отца, некоторые даже путали их. Анчара приводили и в клуб и на выставку, где из выставлявшихся собак ему не было равных, но оформить на него документы, к сожалению так никто и не решился.

В дальнейшем Гассар-Хана пытались повторно повязать с Кутей, но, увы, она осталась пустой.

На этом, его карьера производителя закончилась. Он прожил долгую жизнь любимой собаки и умер в возврате 10 лет.


«ГАРУН-БЕЙ» - его племенная деятельность была самой успешной из всего помёта. Он оставил за собой большое поголовье. У Гарун-Бея было восемь вязок, по тем временам это очень много.

Первый помёт был получен от его матери Ракши. Щенки родились 07. 12. 1978 года. Всего родилось восемь щенков, один из которых погиб до месячного возраста. Осталось 4 кобеля и 3 суки. Из них у 2-х кобелей это «АЛИ-ПАША» и «АЛИФ» и суки «АЙША» были большие недокусы, а у кобеля по кличке «АЛЛАДИН» небольшой в дальнейшем исправившейся до глубокого прикуса. Был ещё кобель по кличке «АМИР-ХАН» вл. Скворцова, живший в г. Ленинграде. Он выставлялся и имел оценку «очень хорошо», проигрывая брату. В дальнейшем в племенной деятельности не участвовал.

Не было получено и потомства от суки оставшейся в г. Выборге по кличке «АЙМЕ» так же имевшей на выставке оценку «очень хорошо». Неизвестно ничего лишь о суке по кличке «АЛАСАР» проданной в Финляндию. В результате из всего этого помёта в племенной деятельности участвовал лишь кобель по кличке «АЛЛАДИН». Он был продан в Ленинградскую обл. в п. Красное Село. Его хозяин - писатель был инвалидом Великой Отечественной войны. У него не было правой руки и ему стало просто физически трудно справляться с молодым, сильным десятимесячным щенком и в результате Алладин оказывается в питомнике ВНИИТРАНСМАШ, п. Горелово. Выращенный в любви и доброте он никак не хотел привыкать к новым условиям жизни и к новым хозяевам, которых стало сразу очень много. Он так и не принял до конца всего этого. Стал жёстким и злобным, его откровенно боялись и свои, и чужие. На питомнике его ласково называли «алладушек». Много раз он выставлялся на выставках, где каждый раз неизменно получал свою оценку «отлично». Это был некрупный, по тем временам костистый, чуть растянутого формата кобель рыже-пегого окраса. Голова пропорциональна корпусу с плоским черепом и плавным переходом ото лба к хорошо заполненной морде, с характерным выражением глаз, т. е. спокойным и уверенным. На выставке Алладин вёл себя безупречно.

От него удалось получить лишь один помёт, родившейся 14. 03. 81 года от суки по кличке «БАРКУЛЬ» (Бекир х Тики), вл. М. Г. Ковалёва. Родилось одиннадцать щенков – 6 кобелей: «ОРИНБАЙ», вл. Н. Н. Шилоносова, г. Пермь, «ОТАР», вл. Е. А. Кузнецова (в последствии п-к свинофермы в п. Рахья, Лен. обл.), «ОСКАР-БЕК», вл. М. Я. Ривкерман, «ОРТО-ТОКАЙ», вл. Г. П. Горшков, «ОШ», вл. В. Я. Окатова и «ОРТАУ», вл. Е. Качанова, все остались в г. Ленинграде. «ОРТАУ» - усыплён в связи с остеопорозом (заболевание костных тканей) в возрасте около года. «ОШ» - попал под машину. «ОРТО - ТОКАЙ» пал от заворота желудка. «ОСКАР - БЕК» имел прямой прикус. И только «ОРИНБАЙ» принял участие в разведении, но в Перми. Две суки: «ОЙТАЛА» и «ОЙЛЕН» рано пали. «ОЙРА», вл. В. А. Темников, г. Ленинград, «ОГУЛЬ - ДЖАН» вл. Е. В. Привезенцева, Лен. обл. встречаются в родословных, но довольно редко, а вот «ОЗАРКУЛЬ», вл. В. В. Некрасов, г. Пермь, использовалась много. Она имеет первый племенной класс. Очень многие из лучших собак г. Новосибирска имеют в родословных эту собаку. Озаркуль, не просто встречается в родословных, а и очень хорошо просматривается в своих потомках. Но об этом в своё время. Была ещё одна попытка повязать Алладина с сукой из питомника «Красная Звезда» по кличке «НАДИРА» (Закир - Хан х Росси), но, увы, она осталась пустая, а Алладин вскоре пал.

Следующий помёт от Гарун-Бея родился 14. 04. 1981 года от суки по кличке «БЕКИРА» (Бекир х Тики), вл. Киянов. Всего родилось 11 щенков. Из них 5 кобелей. «КРИСТАЛЛ», вл. Э. А. Вейте, «КАБИР», вл. У. Э. Паупер были проданы в г. Ригу. Оба активно использовались. Правда Кристалл в рижских родословных встречается под кличкой «КРИСТАЛЛ - РОКККО». В дальнейшем мы ещё встретимся с этими собаками. Третий кобель по кличке «КИЧИ - БЕК» пал в раннем возрасте. «КУРБАШИ» купил Московский Зоопарк, а «КАРАМ» был продан в г. Москву г-ну В. Б. Шнейдеру, который в дальнейшем продал его в питомник АЗЛК. И Курбаши и Карам имели оценки отлично. Карам являлся призёром 1-ой Всесоюзной выставки собак отечественных пород, проходившей 4 и 5 июня 1988 года в п. Ильинское Московской области, получив там 2-е отлично в старшей возрастной группе. Эти кобели отличались породными головами в типе своего отца Гарун-Бея, но и недостатки были во многом его. Голова красивых линий, но желательно более массивная, недостаточно заполненная под глазами морда. Желательно более массивный подбородок, тонковаты губы, мочка носа выходит за контуры губ. Оба кобеля не отличались большим ростом, но, не смотря на это, им всё же не хватало костяка. Длинновата шея, желательно более выраженная холка, удленнённый формат за счёт поясницы. У Карама мягковата спина, коротковат и скошен круп. Хорошего строения грудная клетка, но коротковата, желательно более длинное ложное ребро. Коротковата лопатка, несколько вывернуты локти. В стойке подставлял под себя задние конечности, а в движении несколько выворачивал наружу бедро и как следствие сближал углы скакательных суставов. И не смотря на все эти недостатки, производил впечатление, как говорится, была в этом кобеле – Изюминка. Курбаши отличался более массивным черепом. Но ещё более лёгкой мордой. Корпус был более правильного строения. Передние с теми же проблемами, но менее выраженными. В задних - чуть длинновато бедро. Этого кобеля меньше выставляли и меньше использовали. Не смотря на это, оба кобеля оставили свой след в разведении не только Москвы, но и других городов бывшего СССР. Со всеми четырьмя кобелями мы ещё встретимся в дальнейшем. Из оставшихся 6-и сук о 4-х с кличками «КАРИМА», «КИЙМАТ», «КАИРА» и «КЫЗЫМ» ничего не известно. «КАЛИФА» была продана г. Ригу г-же М. К. Винить. И только сука по кличке «КЮЙШИ» проданная в Московский Зоопарк приняла участие в дальнейшем племенном разведении. Она была выдержана в том же типе, что и её брат Курбаши. И все они были похожи на своего отца Гарун-Бея.

Третий помёт родился 26. 12. 1983 года от суки по кличке «ФАРИДА», вл. В. А. Васильева. Хочу поподробнее остановиться на её происхождении т. к. она часто встречается в родословных. Её отец вывозной из Туркмении кобель «КУЮНЧИ», вл. Н. Зубарева (в дальнейшем п-к АЗЛК, г. Москва), мать «ЕРЕУШ» - дочь двух вывозных собак. Уже упоминавшегося (см. вести № 2) кобеля по кличке «БЕКИР», вл. В. Н. Обрезков и тигровой суки по кличке «МАРТА», вл. В. В. Захаров.

Родилось два кобеля, один из которых «ДЖИНКУТ - БЕЙ», вл. Б. В. Смирнов оставленный в г. Выборге, пал в молодом возрасте от чумы, а другой «ДЖАМАЛ – БЕЙ», вл. Л. А. Лубоцкий уехал в г. Балаково Саратовской области. Туда же уехала и палевая сука по кличке «ДЖЕЙЛА», вл. Ю. А. Кузнецов. Из оставшихся трёх: «ДЖУМА», вл. В. И. Чеботарёв отправилась в г. Красноармейск, а «ДЖАРА», вл. В. И. Куренной в г. Славянск оба города в Донецкой области. Оставшаяся в г. Ленинграде сука «ДЖЕЙНА» пала от чумы. О Джуме и Джаре никаких сведений, к сожалению, нет.

Джейла успешно вязалась. В Ленинград от неё было приобретено несколько щенков от вывозного из Туркмении кобеля по кличке «АЛАШ», вл. А. А. Парфёнов, рожд. 1982 года проживавшего в г. Харькове. Это кобели: рыже-пегий «АСМАР», вл. Н. Т. Самсонова – неоднократный участник и призёр выставок и палево-пегий «АРАТ», вл. Е. В. Красковская. Он имел лучшую голову, но плохое строение конечностей не позволяло ему выигрывать у брата, а при квалифицированном судействе он получал оценку «очень хорошо». И чёрно-пегая сука «АРЧИ», вл. С. В. Кульпин – высокая, беднокостная, простоватая с неоправданным перекусом по двум резцам. Ещё одного кобеля из этого помёта чисто палевого окраса по кличке «АЙРАН», вл. Е. В. Красковская приобрели в г. Вышний Волочёк.

По тем временам все эти собаки довольно много использовались, но, к сожалению, очень однобоко. Как правило, в инбридинг и довольно плотный на Гарун-Бея, что как, показало время, себя не оправдало. В дальнейшем все эти собаки ещё не раз будут встречаться в родословных.

Следующий помёт - дубль предыдущего родился 03. 03. 1985 года. В нём опять было два кобеля, один из которых «ЛУКУМ», вл. В. Г. Персин уехал в г. Курск, а второй серо-пегий «ЛЯНГАР» остался в г. Ленинграде. Его хозяином стал В. Ф. Массаров, который не смог с ним справиться и продал его г-же Т. М. Михайловой, у которой он и прожил до 12 лет.

Лянгар имел оценку «отлично» и очень широко использовался в ДОСААФ г. Ленинграда. Это был среднего роста кобель с только достаточным костяком, чуть растянутого формата, хорошо кормленный, но желательно больше физического развития. Красивая в типе отца голова узнаваема как в достоинствах, так и в недостатках. Лянгар стабильно передавал потомкам свой серый окрас. У большинства серых собак разведения ДОСААФ того времени в родословных можно найти Лянгара и даже по прошествии уже довольно большого количества времени этот окрас выщепляется снова и снова. Из шести родившихся сук только одна «ЛАКШМИ», вл. М. Г. Салтыкова, г. Ленинград не участвовала в племенном разведении. Остальные три «ЛЯЛЬМИКАР», вл. М. А. Волкова, «ЛИПСЫ», вл. О. И. Рождественский и «ЛЕЙЛА», вл. Г. В. Роговский уехали в г. Курск. О Лейле сведений, к сожалению нет. Липсы и Ляльмикар имели большое влияние на разведение САО в г. Курске. Особенно Ляльмикар т. к. Липсы пропала, будучи повязанной, с привозным из Туркмении кобелём по кличке «ГАПЛАН», вл. Т. А. Табунова, проживавшем в г. Минске. Ещё одна палево-пегая сука «ЛИВИЯ» уехала в г. Калинин, где её владельцем стал А. А. Макеев.

Эта сука многие годы получала высшие оценки на выставках разного уровня в частности, стала лучшей на всесоюзной выставке в п. Ильинка и в г. Казани. Ливия была некрупная, у неё явно нахватало костяка, компактная (я бы сказала даже укороченного формата), хорошо физически развитая. Она хорошо двигалась особенно на фоне других собак с проблемами в строении конечностей, чем и выигрывала. Голова в основном аналогична всем детям Гарун-Бея. Плоский, широкий череп, плавный переход ото лба к недостаточно заполненной под глазами, длинноватой морде с несколько облегчённой нижней челюстью и тонкой губой. Высокий постав шеи, хорошо развитая в глубину и ширину грудная клетка, но коротковата, крепкая округлая поясница, коротковат круп. В передних конечностях коротковато плечо, выпрямлен плече лопаточный угол, очень отвесно стоящие пясти (практически козенец). В задних - несколько укорочено бедро. Движения довольно жёсткие. Эту суку много вязали, и она оставила большой след в разведении не только г. Калинина, но и других городов.

Осталась последняя сука палевая «ЛЮТИДЖА», вл. Р. А. Пронина, г. Ленинград. Она никогда не выигрывала выставок в других городах, а только выставки клуба ДОСААФ г. Ленинграда, но была интереснее своей сестры Ливии. Её бичом была толщина. На первых выставках ей ставили оценку «хорошо» за излишние кондиции. Лютиджа отличалась от своих братьев и сестёр, прежде всего типом. Она была похожа на брата своего отца Гассар-Хана. Лютиджа активно использовалась в г. Ленинграде в разных сочетаниях, но чаще в инбридинге на Гарун-Бея или на пару Сардар х Ракша. Её потомки часто встречаются в родословных, и мы к ним в дальнейшем так же вернёмся.

Пятый помёт от Гарун-Бея был получен 19. 12. 1985 года от серой суки «ШОХРАТ», вл. В. А. Носко, которая в свою очередь родилась 31. 01. 1983 года от двух вывозных из Туркмении собак белого с рыжими пятнами кобеля по кличке «АЖДАР», вл. Н. И. Ермолов и серой суки «БОЙНАК», вл. Т. В. Волкович. Шохрат простоватая сука больше похожая на кавказца имела оценку «хорошо» ещё и за отсутствующие Р-1 внизу.

Щенков родилось всего семь 4 кобеля и 3 суки. Из них кобель «НУРАЛИ» и сука «НИЛУФАР» уехали в г. Одессу и сведений о них больше не было. Кобель «НАХОР» и сука «НАРГЮЛЬ» в г. Балаково Саратовской области. В дальнейшем о Нахоре ничего не известно, а Наргюль оказалась в г. Свердловске у Т. В. Качевской, где и прожила очень долгую и плодотворную жизнь. Её потомки и сейчас радуют на выставках г. Екатеринбурга (Свердловска).

В Выборге остался тёмно рыжий, окрасом в мать, «НАСРЕТДДИН», вл. А. В. Шихалёв. Кобель с красивой, массивной головой, среднего роста, костистый, но с корпусом матери. Редко выставлялся, имел оценку «отлично» и был дважды повязан с палево-пегой сукой по кличке «ОЙРА», вл. А. А. Темников. От этой пары родился кобель рыже-пегий «ИЛЬХАН», вл. В. Н. Ерошин, рожд. 29. 01. 1989 года, крупный, очень костистый, очень рыхлый с грубой головой. Его, каким то образом один раз повязали, но ничего хорошего не получили, а остальные попытки были безуспешны.

Последний кобель белый с палевыми пятнами «НАРИЗМАН» вл. И. М. Буев проживал в г. Ленинграде. Использовался несколько больше, чем его брат Наcреддин, но тоже немного.

Больше всех из помёта на своего отца была похожа оставшаяся в г. Выборге сука «НУРЗИЯ», вл. О. В. Горячёва в дальнейшем переехав в г. Череповец они остались в нашем клубе. Разведение г. Череповца основано на поголовье этой суки. Она часто выставлялась и всегда получала своё «отлично». Многие из её потомков высокого качества.

Следующий помёт родился 08.02. 86 года от белой с чёрными пятнами суки по кличке «ПЕНДЖЕ», вл. В. И. Зубец, родившейся в г. Ленинграде от двух привозных собак белого с рыжими пятнами кобеля по кличке «АЖДАР», вл. Н. М. Ермолова и чёрно-пегой суки по кличке «АЛТЫН», вл. В. М. Массон. Родилось всего два щенка, но о втором ничего не известно, как говорится : « …тайна, покрытая мраком». Оставшийся щенок, сука тёмно палевого окраса по кличке «ХАЙША», вл. Н. Б. Иванова. Её выставочная карьера была более чем удачной. Неоднократный призёр городских выставок, призёр первой Общесоюзной выставки собак отечественных пород, Всесоюзной выставки собак отечественных пород, а также участник и призёр Международной выставки в г. Брно, Чехословакия, где Хайша получила почётные звания CAC и CACIB. Она была первой в стране сукой САО получившей эти звания. С её племенной деятельностью мы будем встречаться позже и неоднократно.

Последний помёт Гарун-Бея от рыже-пегой суки по кличке «ТАРМА» (Оргуль х Пайса (сестра Пендже), вл. Гущина, родился 17. 06. 1987 года. Помёт был небольшой всего четыре щенка два кобеля «ЮВАТДАН» и «ЮКОН», а так же две суки «ЮНАК», клички второй даже не сохранилось. Свой след в разведении оставил только «ЮВАТДАН», вл. И. И. Вязников, который имел оценку «отлично», но живя далеко то Ленинграда (Лен. обл., г. Лодейное поле), вязался очень мало.

Я знакома с тремя помётами Юватдана. Это от «УМИТ» (Екимен х Ойра), вл. Ю. Г. Черняев, кобель «ПАЙХАЗ», вл. О. Б. Мамаева. Очень высокий (82см.) с недостаточным костяком, плоский, но с красивой головой. Откровенно трусливый кобель. Его пытались использовать в ДОСААФ. Но в силу своей трусости он смог повязать лишь суку, проживавшую в соседней парадной, которую знал с детства по кличке «ЛАЛДЖАН», вл. Л. И. Артемьева. Была повязана так же и его сестра «ПИКИР», вл. В. А. Корошкова с кобелём по кличке «ЖОЖГУН», вл. В. В. Ованесян.

Лучшим помётом от Юватдана был помёт от вывозной суки по кличке «ЕКИМЕН», вл. Л. А. Соловьёва. Это кобели: «ЮСУФ», вл. С. И. Лемков, «ЮРГЕН», вл. Е. Е. Шеляпина и суки «ЮМАРТЧА», вл. В. Ф. Массаров и «ЮРТ-САЙГИ», вл. О. В. Сурикова.

И последнее сочетание - «НИГОР» (Хариф х Онархон), вл. Т. Г. Ломаева. Это сочетание встречается только у собак имеющих происхождение г. Пскова. Именно туда была отдана чёрная с белым сука по кличке «НАЙНА», вл. В. Б. Кочеткова. Подводя итог можно сказать, что, не смотря на то, что Гарун-Бей использовался не очень много, в сущности, им было повязано всего 6 сук, но, не смотря на это, оставил большой след в истории разведения САО в нашей стране. Сейчас его потомки встречаются по всей территории бывшего СССР и в других зарубежных странах, где теперь популярна эта порода.

Гарун-Бей прожил долгую жизнь, сохраняя прекрасную форму. Он умер, совсем немного не дожив до 12 лет.


В этой части, как и было, обещано будет рассказано о племенном использовании двух сестёр Гёзал, вл. Ю. Н. Благовещенский и Гафи-Джан, вл. К. С. Кубик. Начнём с первой.

От Гёзал было получено два помёта. Первый раз с привозным из Туркмении кобелём по кличке «БЕКИР», вл. В. Н. Обрезков. Щенки два кобеля родились 30. 03. 78 года. Палевого с белым назвали «ЖАНГЁЗ», вл. Ф. Б. Белят, а второго бурого с белым назвали «ЖАТЫЙ», вл. А. Ананичев. Удивительна судьба этих собак. Любимым щенком у мамы был Жангёз. Его купил достаточно обеспеченный человек, как выяснилось позже для охраны квартиры, так как жил он на последнем этаже. Кормили кобеля, мягко говоря, скудно. Как-то на выставке хозяин хвастался: «Что ваши собаки! Зажрались! Вот у меня все очистки съедает, особенно любит от картошки.» Когда же судья сделал замечание, что собака несколько худовата то тут же последовал ответ: «Ну и что?! Я тоже худой и ничего. » Не смотря, ни на что, пёс прекрасно нёс службу и охранял хозяйское добро, но квартиру поменяли, и уехали с последнего этажа. Собака стала не нужна, и её продали в военный питомник г. Кингисеппа. Мы нашли его, но некогда общительный пёс превратился в злобного угрюмого, недоверчегого кобеля которого все боялись. Использовался Жангёз всего один раз. Его повязали с чёрно-пегой сукой по кличке «ТИКИ» вл. Ж. А. Сухопольская.

Это был помёт рождения 03. 02. 80 года из пяти кобелей: «МУХАББАД», вл. Т. Н. Денисова, «МАЗАРБЕК», вл. П-к з-да «Химико-пищевой ароматики» (это последний владелец), «МУРД», вл. А. Лубягин, г. Новосибирск, «МУРЗАИР», вл. Н. Г. Товстоногов, «МАЙЛАН», вл. А. В. Петров и одной суки «МАЗАР», вл. Ж. А. Сухопольская. Сука и Майлан погибли маленькими щенками от чумы.

Мурзаир, будучи перепродан сначала на питомник Варшавской железной дороги, а затем выкуплен из него М. Доманчуком, одним из наших старых собаководов в г. Кингисепп. В питомнике он не прижился т. к. просто озверел вследствие жуткого обращения и содержания. У нового хозяина Мурзик (так ласково его звали дома) самоотверженно охранял и дом и участок. Как-то раз, вернувшись домой хозяин, обнаружил во дворе двух лежащих человек. Одного из них пришлось отправить в больницу второго в милицию. Через месяц вышедший из больницы отомстил. Застрелил во дворе Мурзаира.

Надо отдать должное, что помёт был более чем удачным. Я бы сказала один из лучших в то время. Все кобели имели выставочную оценку «отлично». Но! Самое важное - не в оценке. Два кобеля «МУХАББАД» и «МАЗАРБЕК» по фенотипу, а как потом выяснилось, и по генотипу несли в себе тип своих предков Аула и Алтая.

К сожалению, не вязался планово Мухаббад. От него был только один внеплановый помёт от серо-палевой суки по кличке «КАМЧА», вл. Н. А. Федотова (см. № 1). 31. 10. 82 года родилось три кобеля: «МЕШХЕД», вл. Л. В. Матвейчиева, павший в возрасте 4,5 месяцев от чумы, «МЕЛИК», проданный в возрасте 9-ти месяцев в тот же питомник ВМФ г. Кингисеппа, что и его дед Жангёз и «МУРГАБ», вл. А. Ф. Перова, погибший в возрасте пяти лет от саркомы передней конечности. Это был очень мужественный пёс. Лечившие его врачи Института скорой помощи и Военно-медицинской академии поражались его мужеству. Они говорили, что люди при таких болях выпрыгивают из окон. А эта собака сама поднималась по лестнице т. к. рентгеновский кабинет находился на втором этаже. А всего за три дня до смерти довольно жёстко поддал набросившемуся на него эрдельтерьеру.

Мазарбека всё же повязали планово – один раз. Это была сука уже упоминавшаяся нами в № 2 «АРЧА», вл. С. Кульпин. Помёт был большим. Девять щенков: 4 кобеля и 5 сук. К сожалению ни один из этих щенков не оставил следа в разведении г. Ленинграда. Лучший из кобелей «ЯМИШ», вл. Ю. П. Максимов, пал около года от чумы. «ЯНЫЧАР» не представлял интереса сам по себе т. к. был некрупным с недостаточным костяком, при очень породной голове, хорошо построенном корпусе и конечностях был больше похож на хорошую суку. Была попытка повязать рыжую, в типе отца суку по кличке «ЯРДА», единственную появившуюся в городе из этого помёта, но вязка была не очень обдуманной, а вследствие этого и не удачной. Для кобеля по кличке «ХАЛИФ» (Сумбар х Маиса),  эта вязка так же была единственной.

Ещё две суки были проданы в г. Одессу. Одна из них «ЯГА» очень быстро пала от чумы, а вторая «ЯЛЛА» принадлежала руководителю породы клуба Сироте, но не вязалась.

Остаётся «МУРД», вл. В. Лубягин, г. Новосибирск. Он отличался по типу от двух своих братьев. Был в типе Гарун-Бея. Как и братья отличался некрупным ростом, хорошим костяком, прочностью сложения и злобой. Из-за злобы редко выставлялся. Его боялись в Новосибирске. Он был одним из первых азиатов г. Новосибирска. Вместе с ним, как бы в дальнейшем для него, мы отдали туда ещё двух сук от Викерса и Марты, но они пропали. Посему Мурда вначале вязали с не чистокровными азиатами. Такими как Ирма и Ата. От Ирмы в родословных встречается, например, такие суки как Муриме и Майя, а от Аты кобель Асхат и сука Айгуль.

Единственная чистопородная сука, с которой был повязан Мурд это «БАЗАРБАЙ». Из этого помёта использовались две собаки это кобель «ДУШМАН» и сука «ДАФНА». Сейчас в г. С-Петербурге живёт и используется тигровый с белым «ТУЗ», вл. Иванова О. И., который приходится правнуком Дафны по отцу и правнуком Муриме по матери через её дочь от Ямбая по кличке «АНАША» владельцем всех трёх собак является питомник ГППЗ, г. Новосибирск.

Самый интересный след в разведении оставила дочка Мурда рыже-пегая «АЙГУЛЬ». От её вязки с Барханом (Шамшир х Озаркуль), вл. Б. Зуев, родилось две замечательных собаки рыже-пегие «ВИКИНГ», вл. Зуев, г. Новосибирск и «ВЕЛТА», вл. Кормилин, г. Искитим. И до сих пор эти собаки встречаются в родословных лучших собак города Новосибирска.

Судьба второго сына Гёзал Жатыя сложилась, достаточно своеобразно. Семья, в которой он жил, была небогатой и многодетной. Его молодой хозяин считался трудным ребёнком, и приобретение собаки не спасло его от дурной компании. Кобель сопровождал парня во всех тяжких, проявляя чудеса послушания. Парень попал в тюрьму. Собака осталась в семье, не смотря на все сложности содержания. Дождался своего любимого хозяина и ещё успел научить ходить хозяйскую дочку. Жатый умер в 11 лет, прожив их любимой собакой. Выставляли его один раз в младшем классе, где он получил оценку «очень хорошо» тогда, высшую в этом классе. В разведении участия не принимал.

Не могу сказать, что Гёзал повезло со следующим помётом. Второй и последний раз её повязали с сыном Бекира чёрно-пегим кобелём по кличке «БУРИБАСАР» (Бекир х Тики), вл. Ж. А. Сухопольская. Щенки родились 17. 02. 81 года. Всего родилось шесть щенков. Трёх из них сука выбросила из гнезда. Из оставшихся двух кобелей у одного был большой недокус. Второй кобель «НУРХАН», вл. п-к Свиносовхоза п. Рахья, Лен. обл. (последний владелец) и сука «НАЙНА-БАЙ», уехавшая в г. Паневежис, Латвия, выросли здоровыми собаками. О суке сведений нет. Кобель сменил несколько хозяев, обладал жёстким характером, выставлялся, имел оценку «отлично», но вязать его откровенно боялись. После всех своих злоключений, о которых можно написать отдельный рассказ, он категорически не переносил насилия над личностью. До конца своих дней, оставался честной рабочей собакой.

Подводя итог можно утверждать, что судьба Гёзал как производительницы сложилась неудачно вернее сказать, не сложилась вовсе. А ведь она была лучшей сукой в помёте.


«ГАФИ-ДЖАН», вл. К. С. Кубик, г. Выборг. Назвать её племенную деятельность удачной можно ещё в меньшей степени. Первый помёт родился 12. 01. 1980 года от того же Бекира, вл. В. Н. Обрезков, с которым первый раз вязали Гёзал. Родилось шесть щенков из них 5-ть кобелей: палево-пегие «ЭЛДАР», «ЭМИР-ХАН» и серо-пегий «ЭРДАШ» были приобретены питомником ОУР города Балаково, Саратовской области и о них ничего неизвестно, палево-пегий «ЭЛОН» рано пал, палево-пегий «ЭРКЕНТ», вл. А. И. Покромович остался, как бы и в Ленинграде Но он никогда не выставлялся отчасти по причине его плохого выращивания. Так как его хозяева были художники, то вырос он с ними в г. Пятигорске, где они в то лето работали. И надо же было додуматься растить его по рекомендациям, написанным для нашего города. Представьте себе. Юг. Солнце. И 30-40 таблеток глюконата кальция. Именно таблеток, а не кисломолочного кальция. Результат, сильный рахит от переизбытка кальция. Плюс испорченный желудочно-кишечный тракт. При возвращении в город кобелю не нашлось места в квартире, и его поселили на лестничной клетке. На каменном полу при свете лампочки. Немудрено, что он долго не прожил. А хозяева, которым высказали всё, что они заслужили, обиделись и в клубе больше не показывались. Могу сказать только одно он копия своего отца. На фото их было трудно отличить.

Единственную суку белую с рыжими пятнами «ЭДЖИ - ХАНУМ», вл. В. А. Лурье, продали в г. Саратов. Жаль, но этот помёт оказался для нас потерянным.

Второй помёт родился 09. 01. 1983 года от вывозного из Туркмении, белого с рыжими пятнами кобеля по кличке «АЖДАР», вл. Н. М. Ермолова. Всего родилось семь щенков из них два мёртвых. Три кобеля : рыже-пегий «БАТЫЙ», вл. Г. И. Тюрганов, г. Приморск, Лен. обл., рыже-пегий «БАГИР», вл. Б. В. Зарецкий, г. Ленинград, имел большой недокус и обладал злобным характером, белый с рыжими пятнами «БАЛЬБЕК», вл. В. А. Михеев, г. Донецк, Украина. Две суки: серо-пегая «БЯШИМ», вл. И. В. Касьянова, г. Донецк, Украина и рыже-пегая «БУТУР», вл. В. М. Лучкин, г. Выборг.

И Бальбек и Бяшим широко использовались в Донецке. В частности Бяшим дважды привозили в Ленинград на вязку, к вывозному из Туркмении кобелю белого окраса по кличке «АКГАР», вл. В. А. Тюленев. Возили и в Москву к чёрно-пегому кобелю по кличке «ХАН», вл. Московский зоопарк. Но это всё не у нас!

А в Выборге остаётся рыже-пегая сука БУТУР, вл. В. М. Лучкин. Красивая сука в типе своих родственников по материнской линии и с одним из главных недостатков им присущих – недокус. Правда, на выставке судья отметил только очень глубокий прикус и поставил оценку «отлично». После чего она благополучно стала использоваться, хотя и немного всего один раз. 15. 12. 1986 года родился помёт от вывозного кобеля «ЮЛБАРСА», вл. Л. С. Селёдчик. Родилось восемь кобелей. «САНДЖАР», вл. К. С. Кубик, а в дальнейшем п-к «Красная Звезда». Он был лучшим в помёте, но по каким то не очень понятным причинам его отдают в войска, и след его теряется.

«СУНТАР», вл. С. В. Воронин и «САВЛАТ», вл. А. В. Донец, отправились в г. Курск, причём последний рано пал. «САЙЛИГУР» и «САЛАМАТ» уехали в г. Москву и о них ничего не известно. «САБИР», вл. С. В. Кирбиц, г. Выборг имел большой перекус при недостаточно объёмной морде. «САБИТ», вл. С. Ю. Степанов, г. Ленинград имел порочное строение задних конечностей. В Ленинграде оставался ещё «САМИР», вл. И. Б. Михайлов, но и он пал, не дожив до годовалого возраста. Ни один из них не принял участие в разведении г. Ленинграда.

Вывод напрашивается сам. И этот помёт для города потерян. Хорошо, что хоть в других городах остались (если остались) потомки этой суки.

Очень жаль, что от хороших собак мы не получили достойного племенного материала, а то что удалось получить в силу различных обстоятельств утекло бесследно сквозь пальцы. На этом мы закончили рассказ о потомках помёта Сардар х Ракша.

Фото из личного архива Н.Герасименко