А. Лабунский "Собаки Средней Азии"

БАСМАЧ

История появления и разведения "среднеазиатов" в Харькове, моих поездок в Среднюю Азию и эволюции моих взглядов на эту породу собак – все это связано в одно целое.

В 1976 году я перечитал в Харьковской библиотеке им. Короленко (тогда одной из лучших в стране) все, что там имелось о среднеазиатской овчарке, и обратился в Ленинград в надежде приобрести щенка – "азиата". На Украине в ту пору ни в одном клубе не было этих собак, как не было их в Белоруссии и других республиках. Практически только Ленинград располагал определенным поголовьем овчарки. Кстати, забегая вперед, скажу, что там создали свой "тип" "азиатов" - ленинградский, как многие потом шутили.
И вот я приобрел в Ленинграде месячного кобелька, родившегося от Бекира и Тики. Старался выращивать его по всем правилам кинологической науки. Щенок очень нравился мне, но, к сожалению, в возрасте одного года погиб при трагических обстоятельствах. Занимаясь с ним, я впервые увидел расхождение прочитанного об "азиатах" с реальной жизнью. Не было того могучего костяка и мощной мускулатуры, которые должны были быть, согласно стандарту. Не было широкой груди, широкой спины, поясницы и крупа. Были некоторые отклонения и в экстерьере, но их я уже относил к недостаткам. Мало зная породу, я растерялся и высказал свои подозрения и недоумения ленинградцам. Это их несколько оскорбило и возмутило. И тогда я понял, что постоянно сравнивал его с образом "азиата" в литературе по собаководству и хотел видеть соответствие, которого просто-таки не могло быть, ибо описывалась несуществующая собака, несуществующая порода. Сам Басмач был достаточно сильным, мощным, с хорошим характером, очень красивым. Это оказалось решающим фактором, и я всерьез и навсегда полюбил "среднеазиатов" и посвятил их изучению многие годы. Виноват перед ленинградцами, что не смог сберечь и вырастить щенка. Они отказали в следующем, и мне пришлось обращаться в Среднюю Азию. Но перед этим расскажу все же о Басмаче. Басмач никогда не навязывал своего общества, как собаки некоторых других пород, всегда сохранял чувство собственного достоинства и был очень смел. Однажды мой сосед, подвыпив по случаю возвращения сына из армии, выскочил на балкон и выстрелил из ракетницы. Дверь нашего балкона была отворена, а Басмач лежал в комнате. В мгновение ока он выскочил на балкон, зарычал и грозно залаял. А ему было тогда всего четыре месяца!

Вскоре Басмач настолько ко мне привязался, что без меня не хотел принимать пищу и ждал только меня. Когда я ложился спать, он пристраивался рядом у кровати, и никто тогда не мог ко мне подойти. Хотя прошло уже пятнадцать лет, но я многое помню и до сих пор благодарен этому замечательно псу